Корзина порожня
Знижки оптовим покупцям

Інтерв'ю президента Roshen агенству Інтерфакс-Україна


 

 

Для тих, хто ще не читав, з дозволу Інтерфакс-Україна публікуємо фрагмент інтерв'ю, яке агенству надав президент корпорації Roshen В'ячеслав Москалевський. 

Нам було цікаво. Сподіваємось, і вам стаття буде пізнавальною.

 

 

Вопрос: Чего было больше в решении прекратить работу Липецкой фабрики – политики или экономики?

 

Ответ: Не может быть экономика без политики в этой стране, мне этот принцип россияне объяснили. Я прошел долгий путь к его пониманию. Когда Россия ввела первые антидемпинговые пошлины на кондитерские изделия, я подумал: ладно, это протекционистский шаг по защите продукта собственного производства. Но когда они начали называть ядовитой мою продукцию, то стало ясно: там никакой экономики без политики не существует.

 

Вопрос: Почему вы так долго шли к решению о закрытии фабрики?

 

Ответ: Начать деятельность предприятия и его остановить – это самое сложное, легче всего - плыть по течению. Запуск Липецкой фабрики всегда был инициативой менеджмента. Порошенко был там всего один раз в жизни – 4 февраля 2014 года - и то, только потому, что он мне лично обещал туда приехать. Производство наших конфет никогда не было связано с политической карьерой Петра Алексеевича. Если бы он занимался производством конфет, то никогда бы не стал президентом Украины.

          Мне же потребовалось два года, чтобы прийти к решению закрыть фабрику. Сначала я думал, что Липецкая фабрика будет нашим неприступным бастионом, а деньги от ее деятельности мы будем переправлять сюда и чем-то помогать Украине. Я до сих пор считаю, что те деньги, которые мы завели в Украину в виде налогов и дивидендов из России, – это лучше, чем ноль. Но когда сам Путин на пресс-конференции начал обсуждать прибыльность фабрики и т.д., я понял, что она для него – козырь в политической игре, который можно эксплуатировать постоянно. А для этого он намерен держать ее в заложниках (системно продлевать арест на имущество - ИФ), чтобы мы ее никак не могли продать. После 18 лет, которые я потратил на эту фабрику, да, мне понадобилось два года для того, чтобы спалить то, что я создал. Но главное я понял: на должности Иуды мы находиться не будем. Извините. Теперь нам нужно фабрику просто цивилизовано закрыть. Думаю, что она через два года превратится, как в сказке о золотой рыбке, в ржавое разбитое корыто.

 

Вопрос: Расскажите о строительстве бисквитной фабрики под Борисполем?

 

Ответ: Да. Фактически это будет цех. Он строится по другому принципу, чем строилась фабрика в Киеве. Он будет одноэтажным, а Киевская фабрика – это многоэтажная конструкция. Сейчас в мире никто печенье не печет на трех этажах. В общем-то, печь печенье в центре города на 8-ми гектарах – глупо. Нам стало понятно, что если мы хотим войти в бисквитную группу, то нужно начинать с чистого листа. Мы искали что-то поближе к нашему складу в Яготине и таким образом нашли Борисполь. Когда нам выделили участок земли, все началось с ее осушения, потому что нам выдали болото. После осушения идет дренаж, прокладывание всех коммуникаций, подключение электричества и газа, укладка дорог. Это все лучше делать сразу, чтобы это было удобно, и потом ничего не пришлось переделывать. Строительство, я думаю, закончится в конце этого года. Потом мы запустим одну пробную линию. Вся бисквитная фабрика обойдется порядка 1,5 млрд грн.

 

Вопрос: Можете спрогнозировать цены на кондитерские изделия в Украине в 2017 году?

 

Ответ: Произошла девальвация, обрушился фунт из-за Brexit, а урожай какао-бобов был хорошим – эти факторы малопредсказуемые, и все влияют на цену. Я никогда не задумываюсь над тем, какими будут цены на тот или иной вид продукции. Меня интересует маржинальность. В нашем ассортименте 350 позиций, и каждая из них живет своей жизнью. Поэтому говорить о ценах на каждую позицию очень сложно.

 

Вопрос: Расскажите, как развивается ваша фирменная сеть? Вы будете открывать новые магазины в столице?

 

Ответ: В Киеве осталось мало мест для открытия наших магазинов. Мы в прошлом году открылись в Одессе. Так что теперь у нас есть магазины в Киеве, Львове, Одессе, Виннице и Харькове.

          Самый яркий город – это Львов. Мы там пережили и ненависть, и что угодно. Это был самый тяжелый город из всех. Мне там даже сообщили, что все наши торты на маргарине, но оказалось, что львовянам нечего противопоставить нашей продукции. В декабре на один магазин во Львове у нас было 147 тыс. чеков, в ноябре было 125 тыс. чеков, в октябре - 124 тыс. чеков. В Виннице ситуация совсем другая - там у нас в декабре было 112 тыс. чеков, в ноябре - 88 тыс. У нас там тоже три магазина, поэтому вы можете сравнить эти два города. В Киеве у нас 30 магазинов. В декабре по ним было 1,3 млн чеков, в ноябре 1 млн и столько же в октябре. Каждый город отличается друг от друга, и пока мы не закончим с одним, то нет смысла идти дальше.

          Если у вас в городе один магазин, то это одно, но если их уже три, то вы становитесь частью городского пейзажа. Фирменная сеть – это больше рекламный проект. Магазины постоянно у вас на глазах, но в общем объеме выручки они дают менее 5%. При всей кажущейся выгодности этого направления, у нас все деньги уходят на аренду помещения, даже не на зарплату сотрудникам. Своя сеть – это не очень выгодный вариант. Если бы это было по-другому, то у всех бы были свои фирменные сети.

 

Вопрос: Давайте перейдем к вопросам о вашей социальной деятельности. Вы как-то пытались уладить ситуацию с общественностью, которая сложилась вокруг Театра на Подоле?

 

Ответ: Roshen - просто меценат и дает деньги на этот проект, а есть заказчик – Киевская горгосадминистрация. Они посчитали, что будет хорошо, если в городе появится первый современный театр. Но возмущенную общественность (общественная организация "Громада Андреевского узвоза" - ИФ) я к себе таки пригласил. У нас была встреча здесь в прошлом месяце, в пятницу 13. Я предложил провести за свой счет архитектурный конкурс на изменение внешнего вида театра. Предложил, чтобы критерии конкурса и состав комиссии мы определили совместно. Но без изменения высоты, так как тогда бы театр остался без сцены. Они сказали: "Нет, нас это не устраивает. Мы продолжаем бороться. Нужно снести 10 метров высоты здания". Я ответил: "Хорошо". Они: "Вы понимаете, что если что, мы сожжем этот театр". Я говорю: "Моя задача строить, а вы его жгите".

 

Вопрос: Расскажите, когда будет официально открыт модернизированный Черкасский зоопарк?

 

Ответ: Мы хотели сделать открытие 15 декабря, но не учли, что медведи в это время уже впадут в спячку (смеется). Поэтому открытие состоится в апреле.

 

Вопрос: Сколько средств инвестировала ваша компания в социальные проекты в сфере здравоохранения?

 

Ответ: По "Охматдету" у нас есть долгосрочная программа. В прошлом году в их поликлинике мы провели капитальную реконструкцию всех систем, установили новые лифты. В хирургии на Черновола с нуля сделали централизованную систему подачи сжатого воздуха, установили современное оборудование, лифты. В этом месяце привезут еще новый рентген аппарат. Все это обошлось мне в более чем 50 млн грн. В этом ключе мы со своей стороны увидели, что такие вещи как социальная помощь компаний, прессу вообще не интересуют. Нужно сжечь театр или сделать его черным, чтобы на это обратили внимание. Я считаю, что надо говорить о том, что частные компании делают что-то для общества. Тогда бы больше всего делать стали, вместо того, чтобы бумагу пачкать и эфир засорять.

          Проект с "Охматдетом" мы продолжаем и в этом году. Решили заняться центральным стерилизационным отделением. Все, что существует в больнице должно стерилизоваться, но отделение в таком состоянии, что оно скоро рухнет. Если его закрыть, то прекращает свое существование практически вся больница. Стоимость восстановления центрального стерилизационного отделения составляет 25 млн грн. Также с осени прошлого года мы начали помогать центру детской кардиологии и кардиохирургии. Благодаря нам возобновила свою работу рентген-операционная, которая не работала полгода. На 10 млн грн в 2016 года было оказано помощи в лечении и реабилитации в Германии, Австрии, Словакии и Греции пострадавшим в АТО, а также материальной помощи жителям Востока.

 

 

Повний текст можна знайти за посиланням: interfax.com.ua

 

 

 

0